Открытое письмо Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву о ситуации в экспертной практике

Господин Президент!

Долгое время складывавшаяся и, наконец, чуть ли не окончательно сложившаяся общая ситуация такова, что экспертная деятельность в Российской Федерации, внесудебная и даже осуществляемая в процессе судопроизводства, перестала отвечать своему предназначению, своему наименованию и своей сущности, превратившись в ее имитацию.

Особое положение экспертной деятельности как таковой, т.е. дающей трезвую непредвзятую картину ситуации в различных профессиональных аспектах, делает ее центральной в любой сфере общественной деятельности. То, что называют «экспертной оценкой», не вполне точный термин. Оценку осуществляет пользователь экспертного заключения, исходя из своих ценностных предпочтений и целевых устремлений. Эксперт – профессионал, стоящий вне идеологических, политических, экономических и приватных интересов. Эксперт на основе специальных научных познаний и навыков дает не «оценку», а картину фактов в своем профессиональном аспекте, очищенную от всевозможных оценок. Эксперт может оценивать лишь уровень доказывания. Идеальный эксперт – это специалист, практикующий феноменологический метод в своей области знания. Существо феноменологического метода – это предваряющая и предопределяющая все прочее ступень непредвзятой картины положения вещей, текущих процессов, складывающихся тенденций, увиденная спокойным незаинтересованным критическим взглядом. Профессиональное квалифицирование и ответы на корректно сформулированные вопросы естественным образом вытекают или выводятся из этой картины. Без этого громоздятся пристрастные, умножающие друг друга искажения, сущая мифология в квазинаучном обличье. Прежняя воинствующая тенденциозность партийного подхода сменилась релятивизмом, готовым оправдать или обвинить кого угодно в чем угодно.

Институт независимых экспертиз вынужден был еще 20 лет назад использовать это, в нормальной обстановке избыточное определение, «независимые», чтобы подчеркнуть обязательность соответствия действительности ряда процедур, которые превращают обычные исследования в экспертизу. Существо независимой экспертизы мы видим не столько в административной, финансовой и прочего рода независимости, сколько в ее состязательности. Это приоритет универсального механизма перед сколь угодно достойными личными качествами.

Экспертные и «общественные» советы, созданные при министерствах и ведомствах, похоронили институт независимой экспертизы подбором конформных некомпетентных и откровенно тенденциозных людей. Так, Общественный совет по психиатрии при Минздравсоцразвития России не включил в свой состав наиболее крупную профессиональную общественную организацию - «Независимую психиатрическую ассоциацию России», 20 лет представляющую страну во Всемирной психиатрической ассоциации, и даже не приглашает ее на свои заседания. А в Экспертном совете по государственной религиоведческой экспертизе при Минюсте РФ, укомплектованном раньше профессиональными религиоведами во главе с профессором, заслуженным деятелем науки М.П.Мчедловым (скончавшимся в 2007 г.), сейчас остался один профессиональный религиовед – проф. И.Н.Яблоков, а возглавил Совет одиозный «сектовед» Александр Дворкин, не имеющий ничего общего с наукой, известный своей нетерпимостью и радикализмом, причисляющий к «тоталитарным сектам» и последователей Николая Рериха, и христианские общины Якова Кротова и Георгия Кочеткова. Характерно тесное сотрудничество Дворкина со специальным подразделением Центра им. Сербского «по изучению деструктивных культов» во главе с проф. Ф.В.Кондратьевым, автором псевдонаучной теории сектомании, неоднократно уличенным нами в фальсификациях.

Развращающее действие перерождения экспертизы из наиболее строгого исследования в удобное и послушное орудие манипуляции лишает самих заказчиков реалистической ориентировки и, стремительно многократно тиражируясь, губительно для страны.

Что касается судебной экспертизы и, в частности судебно-психиатрической экспертизы, то для них характерны низкий уровень экспертных заключений, неизбежный при монополизации судебной экспертизы, существенные различия в подходах регонпльных экспертных комиссий к решению как диагностических, так и экспертных вопросов. Современная правоприменительная практика фактически уничтожила состязательность мнений экспертов и состязательность заключений экспертных комиссий. В результате, уровень экспертных заключений упал до такой степени, что нередко речь идет уже не только об отсутствии целых разделов заключения, даже таких как обоснование выводов, и не только о грубом противоречии выводов описательной части заключения, - речь идет о конкретных утверждениях, настолько противоречащих общепринятым научным положениям, что возникают сомнения в незаинтересованности экспертов. Весной этого года мы оспорили экспертное заключение, в котором искажениям впервые подверглась его описательная часть, что открывает дорогу беспредельным фальсификациям. Это дело, в котором из шести экспертиз четыре проведены в Центре им. Сербского.

Назрела необходимость в привлечении к производству судебной экспертизы негосударственных экспертов, в пересмотре политики противодействия привлечению специалистов по инициативе сторон для выявления ошибочности экспертных выводов в ходе их исследования в суде, в пресечении практики превращения заключения эксперта в исключительное средство доказывания. Суды в нарушение процессуальных норм не проводят анализ экспертного заключения, его последовательности и согласованности во всех его частях, не проверяют выводы экспертов на предмет достоверности, полноты и объективности.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

В рамках ст. 33 Конституции РФ т в соответствии с абзацем восьмым части первой ст. 27 ФЗ «Об общественных объединениях», а также с учетом Ваших требований о принятии «дополнительных мер для привлечения к законотворческому процессу представителей неправительственных организаций» НПА России подготовила предложения в виде проекта ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который направлен на совершенствование правовых основ назначения и производства судебной экспертизы; привлечения специалиста к производству по делу; представления, исследования и оценки доказательств, полученных с использованием специальных знаний.

В Ваших ежегодных Посланиях Федеральному Собранию особое место отводится развитию судебной системы, повышению качества ее функционирования. Одной из мер по достижению поставленных задач должно стать устранение пробелов и коллизий процессуальных норм, различий в регулировании однородных по своей юридической природе отношений в сфере использования при производстве по делу специальных знаний.

Обращаемся к Вам с предложением воспользоваться Вашим правом законодательной инициативы для внесения законопроекта в Государственную Думу.

28 мая 2009 г.

Президент НПА России Ю.С.Савенко

Приложение:

Концепция и проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (Независимый психиатрический журнал, 2008, 1, 48-63)

>>
На все новые электромобили для детей цена стала ниже. Надо заказывать прямо сейчас! pool-best.ru Работа девушкам в санкт-петербурге Работа для молодых специалистов. Работа в Украине rabotadosug.ru