<<

Уголовная ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар

Ю.Н.Аргунова

Незаконное помещение лица в психиатрический стационар влечет уголовную ответственность по ст.128 УК РФ [ Статья 128 УК РФ. Незаконное помещение в психиатрический стационар1. Незаконное помещение лица в психиатрический стационар –наказывается лишением свободы на срок до трёх лет.2. То же деяние, если оно совершено лицом с использованием своего служебного положения либо повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, –наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. (абзац в ред. Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ) ]. Это деяние относится к преступлениям против свободы, чести и достоинства личности.

Данная норма в той или иной редакции присутствовала в российском законодательстве и ранее. Уголовное Уложение 1903 г. содержало норму об ответственности за похищение и задержание людей в больнице для умалишенных (п.1 ст.500). Ответственность за помещение в больницу для душевнобольных заведомо здорового лица из корыстных или иных личных видов предусматривали и уголовные кодексы РСФСР 1922 и 1926 г. Примечательно, что из Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. подобная норма незаметно «выпала». И лишь в 1988 г., ознаменовавшемся введением в действие Положения об условиях и порядке оказания психиатрической помощи, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР, в УК РСФСР была вновь введена статья об ответственности за помещение в психиатрическую больницу заведомо психически здорового лица (ст. 1262). В такой редакции она просуществовала до 1996 г., пока не был принят ныне действующий УК РФ.

Статья 128 УК РФ по сравнению с ранее действовавшей аналогичной нормой значительно расширила и усилила ответственность врачей-психиатров за незаконное помещение в психиатрический стационар: расширена объективная сторона данного состава преступления (ответственность по этой статье теперь не ограничивается случаями госпитализации лишь заведомо здоровых граждан); введены квалифицирующие признаки деяния, влияющие на меру наказания (они перечислены в ч.2 ст.128); ужесточена санкция.

В широком смысле под незаконным помещением в психиатрический стационар понимается такое помещение, которое осуществлено с нарушением законодательства, устанавливающего основания и порядок госпитализации в такой стационар с согласия лица либо без такого согласия.

Для того чтобы квалифицировать ту или иную госпитализацию как незаконную, необходимо прежде всего уяснить какие же основания для госпитализации являются законными. Таковых несколько:

1) наличие у лица психического расстройства и решение врача-психиатра о проведении обследования или лечения в стационарных условиях при наличии информированного добровольного согласия лица (в отношении несовершеннолетнего в возрасте до 15 лет при наличии согласия его законного представителя или решения органа опеки и попечительства) либо постановления судьи в соответствии со статьями 28, 29, 32-36 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» и главой 35 ГПК РФ;

2) постановление (определение) о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы в соответствии с нормами ГПК РФ (при явном уклонении от прохождения экспертизы гражданина, в отношении которого возбуждено дело о признании его недееспособным, помимо этого в качестве обязательного основания для помещения такого лица в стационар должно быть определение о его принудительном направлении на экспертизу – ст.283 ГПК РФ) или УПК РФ (в отношении подозреваемого или обвиняемого, не содержащегося под стражей, требуется также судебное решение о помещении в психиатрический стационар для производства экспертизы – ст.203 УПК РФ);

3) установление факта психического заболевания у лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние, и решение суда о переводе (помещении) данного лица в психиатрический стационар, принятое по ходатайству следователя с согласия руководителя следственного органа или дознавателя с согласия прокурора (ст.435 УПК РФ);

4) постановление суда об освобождении лица от уголовной ответственности (или от наказания) и о применении к нему принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре с определенным типом наблюдения; постановление суда об изменении или продлении применения указанных мер в соответствии со ст.21, 97, 81, 102 УК РФ, ст. 443 УПК РФ и ст.13 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»;

5) направление комиссии по постановке граждан на воинский учёт (или призывной комиссии) на обязательное стационарное психиатрическое обследование в рамках военно-врачебной экспертизы согласно ФЗ «Об обороне», ст.51 и 53 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан и Положению о военно-врачебной экспертизе, утверждённому постановлением Правительства РФ от 25.02.2003 г. № 123 и др.;

6) направление специализированного бюро медико-социальной экспертизы на стационарное психиатрическое обследование лица с его согласия в рамках медико-социальной экспертизы в соответствии с ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», Правилами признания лица инвалидом, утверждёнными постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95.

В свою очередь, с точки зрения оснований уголовной ответственности, не всякая «незаконная» госпитализация расценивается как преступление.

В ряде же случаях «незаконная» госпитализация может содержать признаки другого преступления и соответственно квалифицироваться не по ст.128 УК РФ, а по другим статьям уголовного закона.

Так, если лицо помещено в психиатрический стационар при отсутствии какого-либо из указанных выше оснований, но с его согласия, например, для проведения специальных или лабораторных обследований, для обеспечения ухода при общесоматическом заболевании, это является нарушением закона, однако не влечет уголовную ответственность, поскольку не ущемляет права и законные интересы этого лица, которое в любое время может покинуть стационар. [ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. – М.: ИНФРА. М-НОРМА, 1996. С. 67 ]

Под незаконным помещением в психиатрический стационар в рамках ст.128 УК РФ должно пониматься не просто несоблюдение установленных законом оснований и порядка помещения в психиатрический стационар, а существенное нарушение, которое привело к помещению туда человека, заведомо не нуждающегося в стационарном психиатрическом обследовании, наблюдении или лечении, ограничению его личной свободы, нанесению ущерба достоинству гражданина.

Нарушение порядка помещения в психиатрический стационар лица, которое нуждается в таком обследовании, наблюдении или лечении, как правило, не содержит состава данного преступления, оно может быть отнесено к категории дисциплинарных проступков. За неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей работодатель вправе применить дисциплинарное взыскание: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям (ст.192 ТК РФ).

Статья 128 УК РФ при этом охватывает, в основном, случаи незаконной госпитализации с нарушением требований законодательства о здравоохранении. Действие этой статьи не распространяется на случаи помещения в психиатрический стационар лица в нарушение норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в частности на принудительное лечение. Доктринальное и судебное толкование ст.128 УК РФ [ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой. – М.: ЗЕРЦАЛО, 1998. С.281 ] исходит из правила, установленного ч.3 ст.17 УК РФ: если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме. Следовательно, при квалификации подобных случаев незаконной госпитализации применяются ст.301 УК РФ (о незаконном заключении под стражу или содержании под стражей) и ст.305 (о вынесении заведомо неправосудного судебного акта) – если речь идет о незаконных действиях судьи; ст.307 УК РФ (о заведомо ложных показаниях свидетеля, потерпевшего либо заключениях и показаниях эксперта), ст.303 УК РФ (о фальсификации доказательств) – если речь идет о незаконных действиях других участников процесса. Международно-правовые акты рассматривают помещение в психиатрический стационар как разновидность задержания или лишения свободы. В силу ч.4 ст.15 Конституции РФ ответственность судей, следователей, дознавателей в случае незаконной госпитализации в психиатрический стационар следует по ст.301 УК РФ, по которой наказывается незаконное задержание и содержание под стражей.

Характеристика состава преступления, предусмотренного ст.128 УК РФ

Основанием уголовной ответственности по ст.128 УК РФ является наличие в совершенном деянии всех признаков состава преступления – системы объективных и субъективных элементов, образующих общественную опасность деяния.

Объектом рассматриваемого преступления является личная свобода и достоинство человека. Факультативным объектом – здоровье потерпевшего.

С позиции уголовного права незаконное помещение в психиатрический стационар представляет собой специальный вид незаконного лишения свободы.

Объективную сторону данного состава преступления образуют:

 – недобровольное помещение заведомо психически здорового лица в психиатрический стационар по решению врача или комиссии врачей-психиатров для его обследования, лечения либо изоляции под видом оснований, указанных в ст. 29 Закона о психиатрической помощи, либо оснований, предусмотренных другими законами, либо без таковых;

 – недобровольное помещение в психиатрический стационар лица, страдающего психическим расстройством, однако при заведомом отсутствии оснований, указанных в п. «а», «б» или «в» ст. 29 Закона о психиатрической помощи и в иных законодательных актах;

 – помещение в психиатрический стационар лица, не страдающего либо страдающего психическим расстройством, в случаях, когда требуемое законом для такого помещения согласие лица на госпитализацию получено от него с помощью обмана, шантажа, угроз, насилия и т.п.

Обман может выражаться, например, в намеренном введении лица в заблуждение относительно его психического состояния, нуждаемости в психиатрическом обследовании или лечении, условий пребывания. Лицо может быть помещено в психиатрическое отделение под видом общесоматического.

Состав преступления будет также в том случае, когда согласие на госпитализацию формально зафиксировано, но оно либо не отражает действительной позиции лица (его законного представителя), т.к. получено в результате давления на него, либо исходит от законного представителя, который инициировал помещение лица в стационар из корыстных или иных личных побуждений.

Преступление, предусмотренное ст.128 УК РФ, может выражаться, в частности, в насильственных или обманных действиях по водворению лица в психиатрический стационар в случаях, требующих его согласия на госпитализацию; в намеренном игнорировании судебного порядка в случае недобровольной госпитализации; в госпитализации без последующего комиссионного заключения врачей-психиатров либо на основании заключения, содержащего заведомо ложный диагноз и прогноз; в фальсификации данных о психическом состоянии лица, на которые затем ссылается комиссия врачей-психиатров и судья. Эти действия могут маскироваться учинением подлогов в медицинской документации, что предполагает дополнительную квалификацию содеянного по ст.292 УК РФ (служебный подлог).

В любом случае должно иметь место: а) заведомо безосновательное помещение в стационар и б) отсутствие реального согласия лица (его законного представителя) или существенное нарушение процедуры недобровольной госпитализации. [ Там же ]

Уголовно-наказуемым является также покушение на преступление данного вида, т.е. умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение данного преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Уголовная ответственность может наступить и за приготовление к преступлению, предусмотренному ст.128 УК РФ, однако только при условии квалификации действий виновного по части 2 этой статьи. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от виновного лица обстоятельствам (ст.30 УК РФ).

Удержание в психиатрическом стационаре законно помещенного туда лица в случаях: а) если имеется вступившее в законную силу решение суда об отказе в удовлетворении заявления представителя стационара о недобровольной госпитализации (или о её продлении); б) выздоровления или улучшения психического состояния лица, при котором основания для недобровольной госпитализации (если они имелись) отпали, а само лицо не дало согласия на дальнейшее нахождение в стационаре; в) завершения обследования или экспертизы может квалифицироваться как незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) или злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ).

Оставление лица в стационаре свыше 6 месяцев при возможном сохранении оснований для недобровольной госпитализации, предусмотренных ст.29 Закона о психиатрической помощи, без обращения представителя стационара в суд о продлении ее срока (при отсутствии преднамеренности в бездействии медицинских работников) может влечь ответственность за халатность (ст. 293 УК РФ). Угрозой необоснованного оставления лица в стационаре служит игнорирование администрацией психиатрического учреждения необходимости периодической (не реже одного раза в месяц) комиссионной оценки динамики состояния пациента.

Незаконное помещение в психиатрический стационар может быть выражением объективной стороны состава другого преступления. Так, госпитализация лица, не страдающего психическим расстройством, с его согласия с целью освобождения его от уголовной ответственности за совершение им особо тяжкого преступления (т.е. умышленного деяния, за совершение которого предусмотрено наказание свыше десяти лет лишения свободы) при определенных условиях может квалифицироваться как заранее не обещанное укрывательство такого преступления (ст.316 УК РФ) либо влечь ответственность медицинского работника за соучастие (пособничество) в совершенном этим лицом преступлении в виде заранее обещанного сокрытия преступника (ст.33 УК РФ).

Субъектом данного преступления, т.е. лицом способным нести уголовную ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар, является лицо (лица), принявшее решение о стационировании, – врач, главным образом, врач-психиатр, заведующий отделением, члены комиссии. Такое лицо (лица) является исполнителем преступления.

Соучастником (организатором, подстрекателем, пособником) преступления может выступать недобросовестный родственник госпитализированного, другое частное или должностное лицо, оказавшее давление на врача или вступившее с ним в сговор (ст. 34 УК РФ).

Судья, вынесший заведомо неправосудное решение о госпитализации лица в недобровольном порядке, несет ответственность за преступление против правосудия (ст. 305 УК РФ).

Автор данной статьи не разделяет в этой связи точку зрения многих правоведов о том, что основным субъектом преступления, предусмотренного ч.1 ст.128, являются «родственники или законные представители потерпевшего» [ См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.ред. В.И.Радченко – М.: Проспект, 2010. С.208 ] и даже «соседи» [ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.ред.А.И.Бойко  – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. С.307 ]. Не вызывает поддержки и расширительное определение субъекта данного преступления как «вменяемого лица, достигшего 16 лет» [ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Т.Томина, В.В.Сверчкова – М.: Юрайт, 2010. С.422 ]. По мнению канд. юрид. наук В.И.Колосовой, «субъектами данного посягательства могут быть родственники, иные лица, заинтересованные в помещении потерпевшего в психиатрический стационар, в т.ч. врач-психиатр, поставивший заведомо ложный диагноз и давший заключение о необходимости лечения» [ Там же ].

Подобные суждения, на наш взгляд, основаны не на правовом, а на общебытовом представлении о процедуре «помещения» в психиатрический стационар. Когда люди говорят: «Я поместил свою сестру (мать, дочь) в больницу», то под этим обычно подразумевают, что они проявили инициативу. Понятно, что на самом деле такое помещение осуществил врач, а не они. Как бы ни старались любые «заинтересованные лица» «поместить» (водворить) своего родственника в палату психиатрического стационара сделать им этого не удастся. Единственным «вменяемым лицом, достигшим 16 лет», которому это сделать под силу, является врач-психиатр. Именно его решение, а не просьбы третьих лиц делает возможным оформление лица в приемном покое как пациента стационара психиатрического профиля. Согласно ч.2 ст. 20 Закона о психиатрической помощи установление диагноза психического заболевания, принятие решения об оказании психиатрической помощи в недобровольном порядке либо дача заключения для рассмотрения этого вопроса является исключительным правом врача-психиатра или комиссии врачей-психиатров.

Другой причиной, по которой врач-психиатр часто не называется основным субъектом преступления, предусмотренного ч.1 ст.128 УК РФ, по нашему мнению, служит указание в ч.2 ст.128 УК РФ на специальный субъект – лицо, использующее свое служебное положение. Отсюда, по-видимому, многие юристы делают неверное, на наш взгляд, предположение о том, что, поскольку ч. 1 в отличие от ч. 2 ст.128 УК РФ специального субъекта не предусматривает, то субъектом такого преступления может быть любой гражданин.

Вопрос о субъекте рассматриваемого преступления является непростым еще и потому, что процесс принятия окончательного решения о помещении лица в психиатрический стационар растянут во времени. В принятии такого решения поэтапно участвуют несколько врачей-психиатров: во-первых, врач ПНД, оформляющий направление на госпитализацию (в этом случае лицо доставляется в стационар в сопровождении санитара психиатрической перевозки), либо врач скорой психиатрической помощи при экстренном вызове; во-вторых, врач приемного покоя (дежурный врач), опрашивающий лицо и оформляющий историю болезни; в-третьих, лечащий врач, наблюдающий пациента в первые часы его пребывания в стационаре и назначающий лечение; в-четвёртых, члены комиссии врачей-психиатров, обязанные освидетельствовать лицо, помещенное в стационар, в течение 48 часов. Именно последние в соответствии со ст.32 Закона о психиатрической помощи принимают решение об обоснованности госпитализации. В случае признания госпитализации необоснованной лицо подлежит немедленной выписке. Свою лепту вносит и представитель стационара, которому надлежит подать в суд заявление о недобровольной госпитализации лица, если по заключению комиссии такая госпитализация обоснована.

Если исходить из того, что, по мнению большинства юристов, состав данного преступления считается оконченным с момента фактического водворения лица в стационар независимо от длительности пребывания потерпевшего в нем (сам закон не дает определение понятия «помещение»), то соответственно члены комиссии, хотя они и замыкают перечень врачей-психиатров, правомочных принимать решение, субъектами данного преступления выступать не могут, даже при наличии с их стороны виновного поведения. В таком случае «крайним» оказывается врач приемного отделения (дежурный врач), который за отведенное ему короткое время общения с доставленным в стационар лицом должен безошибочно диагностировать психическое состояние этого лица и спрогнозировать его поведение. В подобных ситуациях врач приемного покоя склонен передоверяться мнению своих коллег – врача ПНД, подготовившего направление на госпитализацию, врача скорой психиатрической помощи, который имел возможность оценить поведение лица во время приезда по экстренному вызову. Врач приемного покоя, зачастую, «из благих побуждений» предпочитает оставить лицо в стационаре «на всякий случай» «до завтра», а фактически на 48 часов и даже более, рассчитывая на мнение членов комиссии. Таким образом, решение врача приемного покоя во многих случаях предопределено.

И действительно добиться возбуждения уголовного дела по факту незаконной госпитализации лица, которого выписали из стационара через 48 часов, практически невозможно. И это при том, что лицо, заведомо не нуждающееся в недобровольной госпитализации, на глазах у соседей выволакивается из дома, зачастую без одежды и личных вещей, подвергается связыванию и другим мерам физического стеснения, введению «успокоительных» средств. Ему отказывается в возможности вызвать представителя. Фактически на двое суток без санкции судьи такое лицо лишается свободы, подвергается медикаментозному «лечению», фиксации и различным запретам. Сохранить своё реноме такому лицу после выписки из стационара бывает уже трудно. Факт госпитализации в психиатрическую больницу, пусть даже при наличии «хорошей» выписки из истории болезни, переправляемой в обязательном порядке в ПНД по месту жительства, может по понятным причинам поставить под сомнение реализацию многих его планов на будущее.

Представляется обоснованной в итоге точка зрения тех юристов, которые считают субъектом данного преступления врача-психиатра, являющегося членом комиссии, принимающей решение, лечащего врача или иного врача-психиатра, подготовившего явно незаконное решение либо сфальсифицировавшего в этих целях историю болезни. [ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.ред. А.В.Наумов. – М.: Юристъ, 1996. С.338 ]

Субъективная сторона состава преступления.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 128 УК, является умышленным. По мнению большинства юристов, оно предполагает вину в форме прямого умысла. Это означает, что виновный сознает, что незаконно госпитализирует психически здоровое лицо помимо его воли либо помещает в стационар лицо, страдающее психическим расстройством, без законных оснований, и желает совершить названные действия.

Вместе с тем, редакция ст. 128 УК РФ, с нашей точки зрения, дает возможность предположить, что субъект преступления может сознавать незаконность своих действий, однако не желать, а лишь сознательно допускать наступление преступного результата, что означает наличие косвенного умысла.

Возможность неосторожной формы вины ст.128 УК РФ исключает. Представим ситуацию, при которой врач в силу недобросовестного отношения к своим профессиональным обязанностям не предпринимает никаких действий по осмотру доставленного в приемный покой лица, целиком полагаясь на мнение врача ПНД, врача скорой психиатрической помощи или на информацию, сообщенную родственниками пациента, преследующими цель ввести врача в заблуждение относительно психического состояния госпитализируемого. В данном случае врач предвидит вероятность неправомерного характера проводимого им стационирования, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на то, что этого не случится, и достоверность сведений найдет подтверждение после госпитализации лица (неосторожность в форме легкомыслия) либо не предвидит вероятности противоправного характера помещения, хотя должен был и мог его предвидеть (неосторожность в форме небрежности).

Ситуации, подобные описанной, возбуждение уголовного дела по ст. 128 УК РФ не влекут, т.к. по правилам ч. 2 ст. 24 УК РФ, деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда оно специально предусмотрено в самой статье. Поскольку в ч. 1 ст. 128 указания на неосторожную форму вины не содержится, уголовно-наказуемыми считаются только умышленные действия врача. Следует учитывать также, что другая крайность – бездеятельность, неоказание помощи больному без уважительных причин, отказ в принятии больного в лечебное учреждение, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, – образует объективную сторону уже другого состава преступления. Оно предусмотрено ст. 124 УК РФ «Неоказание помощи больному».

Мотивы и цели незаконного помещения лица в психиатрический стационар могут быть различными: корысть, месть, карьеризм; намерение скомпрометировать потерпевшего, лишить его возможности участвовать в каких-либо служебных или общественных делах, в воспитании ребенка; желание избавиться от необходимости осуществления домашнего ухода за пожилым родственником, стремление впоследствии облегчить процедуру признания его недееспособным, завладеть его жилплощадью, пользоваться имуществом потерпевшего, а также иная личная или групповая заинтересованность. В психиатрический стационар, зачастую, отправляют лиц, «жалующихся в различные инстанции», при отсутствии показаний для их недобровольной госпитализации с единственной целью пресечь их «сутяжно-паранойяльную деятельность». Известны случаи, когда мотивом необоснованной госпитализации в психиатрический стационар оказывалось намерение администрации детского дома наказать своих воспитанников за побеги и непослушание. Неправомерный характер стационирования часто имеет место в регионах с плохо организованной, недоукомплектованной кадрами амбулаторной психиатрической службой.

Можно заметить, что не всегда корректно цели помещения в психиатрический стационар формулируются в официальных документах, вследствие чего, фактически «по Фрейду», раскрываются истинные намерения, преследуемые при осуществлении таких госпитализаций. Так, на бланке ПНД № 19 г. Москвы «Направление в стационар» среди целей направления (лечение, очередное переосвидетельствование и др.) указаны такие цели, которые нельзя признать законными, в частности, «лишение дееспособности», «оформление и отправка в дом интернат для хронически-психических больных» (приводим формулировку в точном соответствии с бланком).

В ст. 128 УК РФ мотив, как и цель, незаконных действий не указывается и поэтому на квалификацию содеянного не влияет. Однако их характер, по нашему мнению, должен учитываться судом при определении меры наказания виновному.

Незаконное помещение лица в психиатрический стационар наказывается лишением свободы на срок до 3-х лет (ч. 1 ст. 128).

Часть 2 ст. 128 УК РФ предусматривает два квалифицирующих признака (отягчающих обстоятельства) и соответственно устанавливает повышенную меру наказания – до 7 лет лишения свободы – за совершение этого деяния лицом с использованием своего служебного положения либо, если незаконное помещение в психиатрический стационар повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия. В этих случаях с учетом обстоятельств дела, а также личности виновного суд может в качестве дополнительного наказания лишить виновного права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3-х лет.

Лицом, «использующим свое служебное положение», т.е. наделенным организационно-распорядительными функциями и использующим свои полномочия вопреки интересам службы, может быть, например, главный врач больницы, один из руководителей стационара или заведующий отделением, вышестоящее лицо в органах здравоохранения либо иное лицо, которое в силу своего служебного положения может влиять на принятие решения о незаконной изоляции потерпевшего в психиатрическом стационаре.

Если в деле имеется коррупционная составляющая, т.е. такое лицо, занимая должность в государственном или муниципальном учреждении, совершает указанные действия за взятку, ответственность наступает по совокупности преступлений – по ст.128 и ст.290 УК РФ (Получение взятки). Если же лицо работает в негосударственной медицинской клинике, квалификация содеянного осуществляется по статьям 128 и 204 УК РФ (Коммерческий подкуп).

Смерть потерпевшего может наступить, например, в результате причинения ему телесных повреждений при подавлении его сопротивления, пресечении попытки побега, неправильного или избыточного применения «мер физического стеснения», передозировки лекарственных средств. Смерть потерпевшего может последовать также от самоубийства.

К иным тяжким последствиям следует отнести причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, включая возможное возникновение соматического или психического расстройства. Отдельные авторы к иным тяжким последствиям относят также длительное пребывание в психиатрическом стационаре.

Если само незаконное помещение в психиатрический стационар, как уже отмечалось, является преступлением умышленным, то наступление смерти или иных тяжких последствий, как правило, умыслом виновного не охватывается. Вина в их наступлении в рамках ч.2 ст.128 УК РФ может быть только неосторожной. Уголовная ответственность за такие последствия наступает, поэтому, только в том случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий (ст. 27 УК РФ). Если же потерпевший получил увечья или был лишен жизни в результате преднамеренных действий, виновному будет дополнительно предъявлено обвинение в совершении преступления против жизни и здоровья.

Наступление тяжких последствий должно находиться в причинной связи с незаконным помещением данного лица в психиатрический стационар.

Незаконное помещение лица в психиатрический стационар при наличии отягчающих обстоятельств (ч. 2 ст. 128 УК РФ) относится в соответствии со ст. 15 УК РФ к категории тяжких преступлений, что влечет определенные законом правовые последствия. В частности, при осуждении за такое преступление увеличиваются сроки давности обвинительного приговора, сроки погашения судимости, а условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено лишь после фактического отбытия осужденным не менее половины срока наказания.

Предварительное следствие по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 128 УК РФ, производится следователями Следственного комитета РФ (ст. 151 УПК РФ). Потерпевшему по данному делу может быть назначена СПЭ.

Дела такого рода в судебной практике, однако, чрезвычайно редки. Это объясняется, в частности некоторой неопределенностью в понятиях и признаках данного состав преступления, возникающими отсюда затруднениями в квалификации деяния, в установлении его стадий и момента, с которого это преступление можно считать оконченным, а также трудностями в доказывании умысла виновного. Потерпевшие и их представители, как правило, не обладают достаточной осведомленностью в сфере медицинского права. До суда доходят, поэтому, лишь вопиющие случаи. [ См., например, Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2007, № 3. С.30-31 ]

Уровень общественной опасности незаконного помещения в психиатрический стационар явно недооценивается и не только правоприменителем, но и законодателем, судя по последним изменениям, внесенным в Трудовой и Семейный кодексы РФ [ См.: федеральные законы от 23 декабря 2010 г. № 386-ФЗ и 387-ФЗ ]

Так, согласно новой редакции части второй ст.331 ТК РФ к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против свободы, чести и достоинства личности. Из этого перечня незаконное помещение в психиатрический стационар (ст.128 УК РФ), стоящее по уровню общественной опасности в одном ряду с похищением человека (ст.126 УК РФ) и незаконным лишением свободы (ст.127 УК РФ), в отличие от двух последних, по непонятной причине исключено, вместе с такими деяниями, как клевета и оскорбление.

Аналогичное исключение предусмотрено и в новой ст.3511 ТК РФ, касающейся ограничения на занятие трудовой деятельностью в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания. На лицо, незаконно поместившего человека в психиатрический стационар, не распространяется запрет и на его государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, который намерен осуществлять предпринимательскую деятельность в указанных выше сферах (п.4 ст.221 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Новая же редакция ст.127 и 146 СК РФ позволяет лицам, судимым или подвергающимся уголовному преследованию за незаконное помещение в психиатрический стационар, становиться усыновителями или опекунами несовершеннолетних.

>>
Недвижимость коста брава Продажа, покупка и аренда жилой и загородной недвижимости barcelona-catalonia.com Неодимовые магниты Магнит закупки! Порядок оформления! Сжатые сроки! Выгодные предложения magnetline.ru